Спецпроекты

Amazon в эпицентре внимания: способны ли гаджеты стать ключевыми свидетелями

Мобильность

Юридический казус, возникший в ходе расследования двойного убийства, не только в очередной раз заострил внимание на вопросе «что важнее: общественная безопасность или защита персональных данных», но и обозначил несколько проблем. Это и растущий спрос со стороны правоохранительных органов на получение данных из умных гаджетов и устройств интернета вещей, и нежелание технологических гигантов раскрывать объемы информации, которую они собирают о своих клиентах.

Суд американского Нью-Гэмпшира потребовал от компании Amazon предоставить данные с цифрового помощника Echo, который находился в доме, где год назад произошло убийство двух женщин.

С чего все началось

29 января 2017 г. под крыльцом черного хода одного из домов, расположенных в городе Фармингтон, штат Нью-Гемпшир, полиция обнаружила тела 48-летней Кристин Салливан и 32-летней Дженны Пеллегрини. Женщины были убиты двумя днями ранее. Орудиями преступления стали три больших ножа они, завернутые во фланелевую рубашку, были закопаны недалеко от тел. Обвинение утверждает, что убийца 34-летний Тимоти Веррил. Якобы, он заподозрил, что одна из жертв сообщила полиции о его причастности к торговле наркотиками.

Согласно судебным документам, попавшим в распоряжение американского канала CBS, следователи предполагают, что нападение на одну из женщин было совершено на кухне. Там же, при исследовании места преступления, позже было обнаружено умное устройство Amazon Echo. В связи с этим прокуроры считают, что есть достаточные основания полагать о наличии доказательств, сохранённых голосовым помощником.

Распространено мнение, что умные устройства, такие как Amazon Echo и Google Home, ведут аудиозапись после того, как «услышат» определенную голосовую команду. Это может быть «Алекса» или «Хей, Google». Но встречаются доказательства того, что устройства записывают больше, чем утверждают компании-производители. К примеру, как в случае с семьей из Орегона, когда голосовой помощник Echo случайно сохранил беседу супругов и отправил ее по одному из списка контактов. После этого Amazon признала, что Alexa может неправильно интерпретировать бытовые шумы, такие как разговоры, музыка или звук телевизора, и использовать их в качестве побуждающей голосовой команды к началу записи.

Вследствие этого прокуроры считают, что важнейшие доказательства по делу Тимоти Веррила могут находиться на серверах Amazon, где компания хранит записи взаимодействия клиента с устройством после использования «ключевого слова». Возможно, голосовой помощник Echo мог записать аудио-версию происходящего во время убийства и последующего перемещения тел.

Судья согласился с доводами следствия и потребовал от технологического гиганта предоставить необходимую информацию: «Суд считает, существуют достаточные основания полагать, что сервер(ы) и/или базы данных, поддерживаемые Amazon.com, содержат аудио-ролики, сделанные умной колонкой Echo, которые ... включают в себя доказательства преступлений, совершенных против мисс Салливан, в том числе нападение и возможное удаление тела с кухни. … Компании Amazon.com предписывается незамедлительно передать суду все записи, сделанные умной колонкой Echo с установленным голосовым помощником Alexa, а также всю информацию, идентифицирующую сотовые устройства, которые были сопряжены с этой умной колонкой в течение запрашиваемого периода времени».

Amazon уже выступила с заявлением, в котором говорится, что компания не будет «передавать информацию о клиентах без действительного и обязательного юридического требования, должным образом поданного на имя организации», и что «Amazon возражает против чрезмерных или иных несоответствующих требований, выдвигаемых как само собой разумеющееся». При этом представители технологического гиганта не прокомментировали, будет ли оспорено само решение суда.

В будущем разведслужбы могут использовать интернет вещей для идентификации, наблюдения, контроля, отслеживания местоположения и ориентации на вербовку или получения доступа к учетным данным пользователей

Нужно отметить, что это не первая попытка правоохранительных органов получить записи, сделанные голосовым помощником под управлением Alexa. Год назад прокуроры из Арканзаса выдали ордер с требованием к Amazon передать данные для другого судебного разбирательства по делу об убийстве. Технологический гигант отказался предоставить запрашиваемую информацию, заявив, что защита разговоров пользователей подпадает под первую поправку к Конституции США. Но, в конечном итоге, компания согласилась передать данные после того, как адвокат обвиняемого попросил помочь доказать невиновность его подзащитного.

Примечательно, похожий аргумент использовался Apple в нашумевшем противостоянии с ФБР. История началась в 2015 г., когда в результате массового расстрела в Сан-Бернардино было убито 14 человек, еще 22 получили ранения. Нападавшие погибли в перестрелке. Позднее у одного из них был обнаружен заблокированный iPhone. После этого представители ФБР обратились к Apple с просьбой разблокировать смартфон стрелка. Запрос о помощи был подкреплен постановлением суда, однако, компания отказалась сотрудничать со спецслужбами. Apple подала апелляцию на судебное решение и разместила на своем сайте открытое письмо генерального директора Тима Кука, тем самым превратив юридическую битву в публичный спор.

В своем послании, Кук заявил, что постановление суда подрывает право пользователей на конфиденциальность, и его исполнение будет иметь «последствия, выходящие далеко за пределы юридических процессов». В итоге, чтобы вскрыть iPhone, ФБР наняло хакеров, потратив на это $1,3 млн. Взлом прошел успешно и спецслужбы официально заявили, что больше не нуждаются в помощи компании.

Однако, всего два года спустя отношение Apple к вопросу защиты пользовательских данных кардинально поменялось. 5 ноября 2017 г. в результате нападения, совершенного в Первой баптистской церкви Сазерленд-Спрингс, штат Техас, погибли 26 человек и более 20 человек получили ранения. Нападавший не смог скрыться от полиции и застрелился. У него нашли заблокированный iPhone. И в этом случае ФБР даже не пришлось обращаться к Apple за помощью технологический гигант сам пошел навстречу и предложил сотрудничество.

«У нас нет симпатий к террористам, – рассказал тогда Тим Кук в интервью ABC News. – На мой взгляд, они оставили свои права, когда решили сделать ужасные вещи ... Мы не защищаем их конфиденциальность, мы защищаем права ... и общественную безопасность всех остальных».

Все что подключено, может быть использовано против вас

Интерес правоохранительных органов к данным, собранным умными устройствами, распространяется не только на смартфоны и умные колонки. Известны случаи, когда в раскрытии преступлений помогала информация, полученная с фитнес трекеров.

Так полиция использовала данные браслета Fitbit, чтобы собрать воедино улики и арестовать 90-летнего Энтони Айелло по обвинению в убийстве его 67-летней падчерицы. Монитор сердечного ритма Fitbit жертвы предоставил полиции точное время смерти, а близлежащие камеры наблюдения засекли машину Айелло вблизи места преступления.

Данные с фитнес трекеров также применялись для расследования случаев сексуального насилия.

Корпорация Fitbit отказывается комментировать взаимодействие с правоохранительными органами, ссылаясь на свою политику конфиденциальности, где говорится о соответствии юридическим процессам при обмене данными.

Даже медицинские устройства, подключенные к интернету вещей, могут быть использованы для сбора улик. В 2016 г. житель Огайо Росс Комптон утверждал, что когда в его доме начался пожар, он крепко спал, но огонь разбудил его. Упаковав вещи в чемодан, Комптон выбросил его наружу и покинул дом. Чтобы проверить его показания, полицейские получили ордер на проверку всех электронных устройств Комптона, в том числе, кардиостимулятора. Изучив данные о его сердечном ритме подозреваемого во время происшествия, эксперт-кардиолог сделал вывод, что он лжет. Позже Комптону были предъявлены обвинения в поджоге и страховом мошенничестве.

Все эти инциденты подчеркивают одно: технологические гиганты владеют большим количеством информации о пользователях. Как указывают эксперты, не вызывает сомнений, что эти данные прежде всего используются для таргетированной рекламы, но также ясно, что компании не совсем готовы рассказать о том, сколько данных и для чего они собирают.

Так ведущий специалист Electronic Frontier Foundation Атторни Нейт Кардосо (Attorney Nate Cardozo) рассказал изданию Washingtn Post, что правоохранительные органы давно запрашивают у технологических компаний данные, полученные с подключенных устройств. Подобная практика существует, по крайней мере, с начала 2000х, когда следователи начали вести наблюдение с использованием умной электроники, встроенной в автомобили. И с ростом количества устройств интернета вещей, получающих прописку в домах пользователей, это случается все чаще.

«Сейчас везде установлен микрофон или сенсор, – говорит Кардосо. – Объем данных вырос на несколько порядков».

В исследовании Gartner говорится, что к 2020 г. к интернету вещей будет подключено свыше 20,4 млрд устройств. И это заметный рост с 11,2 млрд устройств интернета вещей, используемых в 2018 г. Чем больше приборов, таких как голосовые помощники, домашние камеры видеонаблюдения, бытовая техника и даже лампочки, выходят в сеть, тем быстрее растет объем интимных данных, которые переходят в распоряжение технологических компаний.

Люди добровольно устанавливают гаджеты, которые записывают их разговоры, отслеживают их сердечный ритм, сохраняют координаты пройденного пути; которые производят персональные и потенциальные доказательства в реальном времени; которые могут быть использованы правоохранительными органами.

И это касается не только полиции. Два года назад Джеймс Клеппер (James Clapper), занимавший на тот момент должность директора национальной разведки США, заявил, что спецслужбы могут использовать умные домашние устройства в своих целях.

«В будущем разведывательные службы могут применять устройства интернета вещей для идентификации, наблюдения, контроля, отслеживания местоположения и ориентации на вербовку или получения доступа к сетям либо учетным данным пользователей», – приводит слова Клеппера издание Guardian.

Вопросы без ответов

Многие пользователи неспроста обеспокоены этими прецедентами. В настоящее время опросы показывают, что Amazon является вторым наиболее надежным учреждением в США, сразу после военных. Результаты исследований также говорят, что после финансового кризиса доверие населения к Amazon больше, чем к банкам. Это огромное доверие к одной компании. Но нет никаких законов, которые точно определяют, как и когда госорганам разрешено запрашивать и использовать частные данные, которые собирают Amazon и другие компании.

До сих пор точно неизвестно, что именно и в каком объеме записывает Alexa. Эксперты утверждают, что голосовой помощник всегда «слушает» происходящее вокруг, но записывает лишь то, что последовало после произнесения голосовой команды. Так ли это – покажет исход уголовных дел.

Если прокуроры из дела об убийстве в Фармингтоне действительно найдут доказательства на записях Echo, это поднимет множество других вопросов: будут ли умные устройства считаться очевидцами? Должна ли полиция конфисковывать все гаджеты с места преступления? И должны ли правоохранительные органы иметь право использовать любые данные, если устройства принадлежат частным лицам?

Взгляд месяца

Цифровизация электросетей реализуется преимущественно на отечественных технологиях

Игорь Маковский

генеральный директор «Россети Центр»

Тема месяца

Обзор: Телеком 2019

Рейтинги CNews

Крупнейшие телекоммуникационные компании России 2019 Крупнейшие поставщики ИТ в телеком 2019